Выпуск 1978 года факультета ВМиК МГУ
  
   

Сайт выпускников ВМК 1978 года открылся в 2006 году в День советской науки  (который когда-то отмечался в третье воскресенье апреля).  Большинству "наших" в том году исполнилось 50.   На съезде выпускников ВМК  "всех времен" (9 апреля 2005 года )  многие из нас увиделись спустя 27 лет после выпуска. И потому было принято решение:  встречаться надо чаще, обстоятельнее и во все большем составе. Нам, право, есть, что поведать друг другу.   Прошедшие  29.04.2006 и 17.05.2008  новые "глобальные" встречи курса показали,  что идея факультетского "братства кольца" все больше "овладевает массами": на встречу 2008 года пришли почти 100 человек!
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ!
  Мы будем рады любым присланным материалам, имеющим отношение к курсу: фотографиям, воспоминаниям,  мнениям.

 
 
 

Вячеслав Губочкин
( Санкт-Петербург)

 
  Татьяна Матвеева

Редактор фотогалерей

Татьяна Матвеева
(Москва )

 
= Наилучшие пожелания редактору фотогалерей Тане Матвеевой - в связи с днем рождения (21.04)! 18.04 нашему сайту исполнилось 11 лет... =

 
 
   Клуб выпускников МГУ

Официальный сайт факультета ВМК

 

Группа однокурсников посчитала материалы публикации от 24.02.2015 - с экскурсом в теорию этногенеза Л.Н. Гумилева - националистическими и не соответствующими профилю сайта. По их требованию - с целью объединения, а не разъединения курса - публикация заменена на предшествующую, но для желающих ознакомиться с теорией Л.Н. Гумилева и выводами из нее размещена в  Архиве .


Академик А.Н. Колмогоров (1903 - 1987)

 

Взлеты и падения
великого факультета
(к 80-л
етию мехмата МГУ) 

Ушедший в прошлое 2013 год остался в памяти двумя датами: отметил «40-летие знакомства»  наш курс и свое 80-летие - мехмат МГУ.  По случаю первой даты мною был подготовлен проект и выпущена в свет фотокнига, в которую вошли 60 лучших фотографий наших встреч  2005 - 2013 годов, а также несколько снимков «ретро» - их  можно посмотреть в Интернете. Подробности о том, как заказать и получить свой экземпляр  фотокниги - в Новостях. Кроме того, продолжает работу над своим проектом фотокниги Татьяна Матвеева, об окончании работы будет сообщено. Те, кто сдавал Игорю Артемьеву деньги на фотокнигу в мае 2013 года, могут получить их обратно и самостоятельно сделать заказ.

В мехматом МГУ наш факультет связывают исторические корни. Факультет ВМК был, как известно,  организован на базе кафедры вычислительной математики мехмата, которую с 1960 года возглавлял А.Н. Тихонов (подробности - в публикации 01.04.2010).  Большинство наших преподавателей - «родом» с мехмата, а один наш однокурсник - Сергей Орлов - даже закончил два курса этого факультета (в ту пору, когда ВМК еще не существовало).  С теоремами  великого математика XX века А.Н. Колмогорова, вся жизнь которого была связана с мехматом, мы знакомились на лекциях по теории вероятностей.   К этому  факультету восходит многие традиции (как хорошие, так и «не очень») и нашего факультета. Об одной из них, привнесенных лично А.Н. Тихоновым и Л.С. Понтрягиным, хочется рассказать подробнее.

К середине 30-х годов Московская математическая школа стала одной из сильнейших в мире.  Крупнейшие ее представители работали в Математическом институте имени Стеклова и воспитывали себе смену на мехмате МГУ, образованном 1 мая 1933 года вместе с восстановлением в Московском университете факультетской системы. Взлет престижа мехмата приходится на годы оттепели, когда его деканом был академик А.Н. Колмогоров (1954 - 1958). Он тесно общался со студентами и аспирантами, любил организовывать семинары «по случаю». Так, в 1953 году он объявил семинар по небесной механике, где были заложены основания КАМ-теории; в 1955 году  объявил семинар по суперпозициям функций и сделал основное продвижение в решении 13-й проблемы Гильберта (а затем обобщил результат В.И. Арнольда, который, будучи студентом 3-го курса, решил проблему).

7 сотрудников мехмата и 26 выпускников стали лауреатами Ленинской премии, а  6  выпускников мехмата получили  премию Филдса, самую престижную награду  в области математики (всего же среди советских и российских математиков 9 лауреатов премии Филдса). Трое из этих шести (Г.А. Маргулис, В.Г. Дринфельд, М.Л. Концевич) имеют еврейское происхождение, что свидетельствует о существенной важности присутствия «еврейского фермента»  в математике.  Вместе с тем, в конце 60-х годов всё стало делаться для  того, чтобы процент этого «фермента» в отечественной математике стал как можно меньше. Большую административную власть получила группа антисемитски настроенных академиков во главе с И.М. Виноградовым, который гордился тем, что за время его 45-летнего руководства Математическим институтом им. Стеклова «институт  стал свободен от евреев».  Как результат, статьи математиков «неправильной нации» перестали приниматься к публикации в самых престижных журналах, их докторские диссертации без объяснения причин не утверждались ВАКом.

В 1968 году на мехмате МГУ началось «черное 20-летие».  Приемные экзамены стали доверять людям с общеизвестными антисемитскими наклонностями. Когда наш однокурсник Сергей Орлов поступил в 1965 году на мехмат, в одной группе с ним училось 4 еврея (один из них, Михаил Кронрод, был сыном Александра Семеновича Кронрода,   организовавшего «Письмо 99» в защиту А.С. Есенина-Вольпина,  а также автора ставшей чемпионом мира шахматной программы «Каисса»). Спустя три года сквозь выставленные заградительные барьеры на первый курс могли поступить не более двух представителей «неправильной нации», из которых один, как правило, был победителем международной олимпиады по математике - они традиционно зачислялись в любой технический вуз без экзаменов.

В 1980 году учитель 2-й московской школы  Валерий Сендеров совместно со своим коллегой Борисом Каневским издал в «самиздате» книгу «Интеллектуальный геноцид» о дискриминации евреев на приемных экзаменах - прежде всего, на мехмате МГУ. За эту книгу Сендеров был отправлен на 7 лет в тюрьму, Каневский - на 3 года. В результате политики недопущения евреев к активной жизни в математике (к ней были причастны Л.С. Понтрягин, А.Н. Тихонов, А.А. Дородницын) к середине 90-х годов с «еврейским ферментом»  в отечественной математике было практически  покончено: доктора наук (в т.ч. лауреаты Филдсовской премии) вынуждены были эмигрировать, поскольку для них не находилось достойной работы (лишь часть из них находила удачный «приют» в Институте проблем передачи информации), а талантливая еврейская молодежь, заканчивая математические факультеты таких московских ВУЗов,  как Нефтехимический  институт, Институт Инженеров транспорта, быстро становилась профессорами в ведущих зарубежных университетах.  Следствием «черного 20-летия» стало то, что в настоящее время, по мнению специалистов,  мехмат МГУ занимает лишь третью строчку в рейтинге ведущих математических факультетов страны, уступая факультету математики Высшей школы экономики и матмеху СПбГУ.          

 Редактор сайта  Вячеслав Губочкин

 

Вячеслав Губочкин.

 Тайна пятой задачи,
или математический антисемитизм

   

40 лет прошло с момента моего поступления на ВМК - события, во многом определившего дальнейшую жизнь. Думаю, что для каждого из нас, какую бы «крутую» матшколу он ни закончил, процесс превращения из абитуриента в студента сопровождался немалым стрессом, а значит, события далекого июля 1973 года должны неизгладимо врезаться в память.  Для меня самым ярким событием того июля было получение «пятерки» по физике (что практически гарантировало поступление) с удивленным вопросом поставившего оценку экзаменатора: «Откуда вы так хорошо знаете предмет?» Три года занятий в ЗФТШ при Московском Физтехе не прошли зря!

Абитуриентская страда  запомнилась также двумя неразрешенными загадками: тайной зачисления на первый курс Яши Фельдмана, получившего «тройки» на всех четырех экзаменах (с ним я общался в абитуриентской толпе и потому знал оценки), и тайной «не берущейся» задачи по стереометрии на письменном экзамене по математике - как я узнал позже, «пятерку» на этом экзамене ставили лишь за чертеж к ней при правильно решенных четырёх других задачах.  В 2007 году раскрылась первая тайна - о том поведано в истории «Единственный еврей на курсе» здесь.  А в 2013 году я узнал и «тайну пятой задачи».  Совершенно удивительным образом обе загадки оказались связанными - политикой государства в отношении евреев, желающими стать (или уже ставшими) математиками. Эту политику коротко можно назвать «математический антисемитизм».

Началась она в конце 1940-х годов, когда в связи с «делом врачей» из вузов стали усиленно изгонять «безродных космополитов» - преподавателей, аспирантов и студентов.  В 50-е годы при поступлении в ВУЗ и на работу приходилось заполнять 28-страничные анкеты, с указанием огромного количества сведений о своих родственниках, вплоть до номеров могил бабушек и дедушек - так выявляли «замаскировавшихся» евреев. В начале 1960-х годов евреев перестали принимать на физические факультеты ведущих университетов, и это несмотря на то, что добрая половина академиков - участников атомного проекта - носила еврейские фамилии. «Заградительные  фильтры» на математических факультетах стали устанавливаться в 1968 году - в  связи с растущим правозащитным движением.

В октябре 1965 года начался политический процесс над писателями-диссидентами Андреем Синявским и Юлием Даниэлем.  5 декабря того же года - в день Сталинской Конституции - на Пушкинской площади в Москве состоялась демонстрация, организованная математиком и философом Александром Есениным-Вольпиным. Около минуты он простоял с плакатом «Требуем гласности суда над Синявским и Даниэлем», после чего плакат был разорван налетевшими сотрудниками КГБ, а сам Александр Сергеевич (сын поэтов-имажинистов Сергея Есенина и Надежды Вольпин) с товарищами был задержан, но вскоре отпущен. В конце концов власти сделали процесс над Синявским  и Даниэлем открытым, но  допускали на него только своих. 14 февраля 1968 года по распоряжению главного психиатра Москвы Есенин-Вольпин был насильно увезен в психиатрическую больницу.

Математики  (доктора наук, участники ВОВ А.С. Кронрод и Е.М. Ландис) организовали мощное письмо протеста («Письмо 99»). Оно передавалось из рук в руки,  зачитывалось по «Би-Би-Си».  Партийная организация МГУ, которая терпеть не могла тогдашнего ректора И.Г. Петровского, ссылаясь на это письмо, подготовила  доклад в ЦК о том, что в университете развалена идеологическая работа.  В ответ ЦК принял постановление по Московскому университету, в результате чего  резко изменился характер приемных экзаменов на мехмате - они приобрели отчетливую антиеврейскую направленность. Во многом это требовало изобретательности, поскольку для  виду экзамены должны были оставаться предоставляющими всем равные возможности.

Первый придуманный трюк состоял в том, что пятая задача из предлагавшихся на письменном экзамене по математике была очень трудная, практически  «не берущаяся» за время экзамена. Приведенное в учебнике Г.В. Дорофеева, М.К. Потапова и Н.Х. Розова  решение варианта такой задачи занимает несколько страниц мелким шрифтом. Тем, кто решил остальные четыре задачи, путем различным придирок (например, напротив фразы «поскольку √8 > 2» могла быть сделана пометка «не доказано») оценка при необходимости легко  снижалась   до трёх баллов. 

Второй трюк предпринимался на устном экзамене по математике. Абитуриенты группировались по аудиториям, и в одних  ставили «пятерку» за решение пустяшных задачах, а в других «двойку» тем, кто не мог решить так называемые «задачи-гробы». Составление этих «гробов» было  большим искусством, потому что эти задачи должны были выдерживать критику. На заявления о том,  что на вступительных экзаменах на мехмат МГУ даются «гробовые» задачи, ответ был такой: «Они никакие не гробовые, вот посмотрите, какое у них простое решение». И действительно, предъявлялось решение в несколько строк. А мастерство состояло в том, чтобы изобрести задачи, очень трудные по существу, но допускающие очень короткое решение.  Аудитории, в которых «общались» абитуриенты с подозрительным «5-м пунктом» со специально отобранными преподавателями - «инквизиторами», назывались «пыточными камерами». Неугодным кандидатам предлагалось множество задач «на засыпку», их измучивали бесконечными придирками. Экзамен часто растягивался более, чем на 3,5 часа, предусмотренных законом. В результате с оценкой больше «тройки»  никто из этих аудиторий не выходил. С созданием факультета ВМК  по указанию А.Н. Тихонова была разработана АСУ «Абитуриент» с возможностью для кадровиков «помечать» абитуриентов с «подозрительными» анкетными данными - таких поступающих машина группировала для устного экзамена в особые «пыточные» аудитории.   

«Положительный опыт» мехмата МГУ был распространен  и  на другие  математические факультеты ведущих вузов СССР (ВМК МГУ, матмех и ПМПУ ЛГУ, НГУ), для которых была установлена негласная «еврейская квота» - на курс не более двух человек. Но, даже если они заканчивали университет с «красным дипломом», путь в аспирантуру им всё равно был закрыт. Из этого «правила» не могло быть сделано исключения даже для талантливейшего Григория Перельмана, закончившего с отличием матмех ЛГУ. С большим трудом, благодаря личному покровительству ректора ЛГУ Александра Даниловича Александрова, гениальный математик был принят в аспирантуру ЛОМИ имени Стеклова.

О скрытых особенностях АСУ "Абитуриент"

Открытое письмо Н. Макарову-Землянскому

   

А.Н. Колмогоров и судьбы 
математического образования
в России
(к 110-летию великого ученого)

"Колмогоров прожил большую и счастливую жизнь. Ньютон - Эйлер - Гаусс - Пуанкаре - Колмогоров: всего пять таких жизней отделяют нас от истоков нашей науки".                            
   
Академик Владимир  Игоревич Арнольд

 За 65 лет творческой деятельности (1921 - 1986) Андрей Николаевич Колмогоров написал огромное количество научных работ, часто основополагающих, в самых разных областях математики и механики - они по праву ставят его в ряд крупнейших математиков XX века.  Самым значимым своим результатом он считал доказательство теоремы о том, что любая непрерывная функция четырех и более переменных представима в виде суперпозиции  непрерывных функций трех переменных (1957) - оно потребовало трех недель интенсивного размышления. Опираясь на эту теорему, В.И. Арнольд (1937 - 2010), тогда студент третьего курса мехмата МГУ, вскоре решил 13-ю проблему Гильберта.

С начала 60-х годов А.Н. Колмогоров практически всю свою деятельность переключает на проблемы, связанные со школьным математическим образованием. Это была давняя его мечта. Еще 14-летним юношей, летом 1917 года, Андрей Колмогоров вместе со своим другом Николаем Селиверстовым разрабатывал проект Конституции идеального государства, населенного людьми культурными, высоконравственными, ищущими истину, творческими. Он верил, что такое государство должно быть основано на свободе. А свободная личность имеет право требовать от государства такого математического (или другого) образования, которое соответствует желаниям и возможностям этой личности.

Конечно же, Колмогоров видел, что государство, в котором он жил, находится в вопиющем противоречии с задуманными им идеальными установками. В частности, оно требовало единого образования для всех. Постановление партии и правительства о реформе школьного образования было принято в 1966 году, и Андрей Николаевич принял решение участвовать в осуществлении той части реформ, которая относилась к математике. Но до того он успел осуществить свою мечту, связанную с возможностью получения талантливыми школьниками элитарного математического образования. При его содействии открывались матшколы в Москве и Ленинграде, а 50 лет назад, 2 декабря 1963 года начала работу школа-интернат №18 при МГУ,  в которую зачислялись «математические гении» со всей страны. Эту школу закончили 722 будущих кандидата и 304 доктора наук. Среди докторов - староста нашего курса Александр Уржумцев, ныне профессор двух университетов во Франции. «Своих мальчиков»  А.Н. Колмогоров стремился воспитать всесторонне развитыми личностями: с глубокими познаниями не только в математике и физике, но и в музыке, истории, литературе, изобразительном искусстве. Юлий Ким, поэт и композитор, диссидент, преподававший в интернате литературу и историю в 1965-1968 годах, рассказывает:  «На литературе я читал ребятам «Мастера и Маргариту» Булгакова. Или, скажем, Ильфа и Петрова. Историю я тоже преподавал очень вольно — рассказывал правду о сталинских репрессиях, о коллективизации. И никто из руководства школы не возражал, а выпускники до сих пор благодарят за это. Благодарят и за мои песни, и за школьные спектакли по моим либретто». Вскоре похожие школы-интернаты были открыты в Киеве, Ленинграде и Новосибирске.

В этих школах по требованию Колмогорова большая роль отводилась также физическому воспитанию.  1930/1931 академический год Колмогоров и его старший друг П.С. Александров провели в научной командировке за границей, в частности, в Берлине, где сильны были гомосексуальные традиции с их культом тела. Этот культ друзья  поддерживали, принимая в Комаровке своих учеников. Купаться в реке они начинали, как только с нее сойдет лед. Показателен  такой факт. В апреле 1982 года в Одессе проводилась  Всесоюзная математическая олимпиада. Колмогоров повел группу ее участников, среди которых был и ставший впоследствии всемирно известным  Григорий Перельман, на берег Черного моря. Каково же было удивление ребят, когда 79-летний академик начал купаться в ледяной воде. Надо ли говорить, что никто из них в море за «дедушкой» не последовал? 

Кстати, первую  в стране математическую олимпиадe, ознаменовавшую начало систематического поиска молодых талантов, организовали весной 1935 года Колмогоров и П.С. Александров. Они же заложили фундамент  международных математических олимпиад (первая была проведена в 1959 году в Румынии).

Большие усилия А.Н. Колмогоров затратил на создание совершенно оригинального школьного курса геометрии с целью  «постепенно подготовить материал для понимания возможности разных "геометрий", отличных от евклидовой (как геометрия Лобачевского) или охватывающих евклидову в качестве частного случая (как концепция "метрического пространства")». Он создал для этого собственную аксиоматику, опиравшуюся на теорию множеств. Однако в масштабах всей страны идея создания нового учебника геометрии была обречена: понятие конгруэнтности треугольников (вместо их равенства), «неудобоваримое» определение вектора оказались, по мнению педагогов, слишком сложными для понимания среднего ученика. В декабре 1978 года Колмогорова подвергли жестокому разносу на общем собрании Отделения математики Академии наук. Тем не менее, учебник алгебры для 10-11 классов под его редакцией, в который  включены  начала математического анализа, был одобрен Министерством образования СССР  и к 2010 году выдержал 17 изданий.

Андрей Николаевич умер в октябре 1987 года - ослепший, потерявший речь и обездвиженный, но окруженный заботой своих учеников, которые круглосуточно за ним ухаживали. Руководил сменой дежурств  «наш» академик Ю.В. Прохоров (1929-2013).  Школе-интернату №18 было присвоено имя Колмогорова. В 1988 году новым постановлением Совмина СССР она была преобразована в Специализированный учебно-научный центр (СУНЦ) при МГУ.

Фильм о Колмогорове из цикла "Гении и злодеи " - здесь

Фильм "Рассказы о Колмогорове",
реж. А. Муратян, 1984 - 
здесь

А.Н. Колмогоров

 

А.Н. Колмогоров
и  П.С. Александров

 

Учебник алгебры
под ред. А.Н. Колмогорова, 2010 (издание 17),

текст можно  скачать

Колмогоров Андрей Николаевич (12(25).04.1903, г. Тамбов - 20.10.1987, г. Москва) —   один из крупнейших математиков XX века.

Мать А.Н. Колмогорова умерла при его родах, с его отцом - Н.М. Катаевым - она не была венчана. Раннее детство Андрея прошло в Ярославле - жившая там сестра матери Вера Яковлевна Колмогорова усыновила его и дала свою фамилию. С 1910 г. Андрей вместе с тетей переехал в Москву и поступил в гимназию, в 1920 году стал студентом математического отделения Московского университета. Летом 1922 года, после напряженного трехдневного размышления, А. Н. Колмогоров строит ряд Фурье, расходящийся почти всюду. Эта работа принесла девятнадцатилетнему студенту мировую известность. 

Через 4 года, уже аспирантом, Колмогоров сформулировал условие, при котором последовательность взаимно независимых случайных величин удовлетворяет усиленному закону больших чисел. Этот результат не могли получить крупнейшие математики мира на протяжении 17 лет - с момента формулировки УЗБЧ  Борелем в 1909 году. В 1925 году началось сотрудничество Колмогорова  с Александром Яковлевичем Хинчиным (1894 - 1959), который успешно применял методы теории функций действительного переменного в теории вероятностей. Благодаря этому сотрудничеству к 1929 году Колмогоров построил  аксиоматическое обоснование теории вероятностей на базе теории меры. В 1933 году - сначала на немецком языке - вышла в свет самая знаменитая его книга "Основные понятия теории вероятностей". Андрей Николаевич всегда считал теорию вероятностей главной своей специальностью, хотя областей математики, в которых он работал, можно насчитать два десятка. К крупнейшим его научным достижениям относятся решение 13-й проблемы Гильберта (в области теории функций, совместно с учеником - В.А.  Арнольдом)  и создание КАМ-теории (Колмогорова - Арнольда - Мозера), объясняющей устойчивость планетных систем.

 В 1931 году Колмогоров стал профессором МГУ, с 1933 по 1939 год был директором Института математики и механики МГУ, основал и многие годы руководил кафедрой теории вероятностей механико-математического факультета и Межфакультетской лабораторией статистических методов. С 1954 по 1958 год был деканом мехмата МГУ. Степень доктора физико-математических наук Колмогорову была присвоена в 1935 году без защиты диссертации, после  восстановления в СССР в 1934 году ученых степеней. В 1939 году в возрасте 35 лет Колмогорова избирают действительным членом (пропуская звание члена-корреспондента) Академии наук СССР, членом Президиума Академии и в 1942 году - академиком-секретарем  Отделения физико-математических наук АН СССР. 

А.Н. Колмогоров — почётный член многих иностранных академий и научных обществ.  Лауреат Сталинской премии (1941 г.,  совместно с А.Я. Хинчиным), Ленинской премии (1965 г., совместно с В.И. Арнольдом), множества научных премий. Герой Социалистического труда (1963 г.), награжден семью орденами Ленина, другими орденами и медалями СССР.   

Основатель школы-интерната №18 при мехмате МГУ (1963, ныне - СУНЦ им. Колмогорова), журнала "Квант" (1970,  совместно с академиком И.К. Кикоиным).

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. 18 ноября 1998 г. на стене "профессорской башни" (корпус "Л") Главного здания МГУ были установлены мемориальные доски в честь П.С. Александрова и А.Н. Колмогорова, которые жили в квартирах 9 и 10  на третьем этаже башни с 1953 года.

  Дом в Комаровке 

В 1929 г. тесные узы дружбы связали А.Н. Колмогорова и выдающегося тополога П.С. Александрова (1896 - 1982, академик АН СССР с 1953 г.). В 1935 году ими был куплен для совместного проживания дом в деревне Комаровка  - ныне Первомайский микрорайон города Королева Московской области.     В Москве хозяева проводили середину недели — со вторника по пятницу, а с вечера пятницы по утро вторника — в Комаровке. Один из дней в Комаровке полностью отдавался физкультурному отдыху — лыжам, гребле, большим пешеходным экскурсиям. Частыми гостями этого дома  была «математическая молодёжь»  - ученики Колмогорова. Дом посещали и знаменитые зарубежные математики (Адамар, Фреше, Банах, Хопф, Куратовский).  После смерти академиков дом у их наследников выкупил ученик Колмогорова А.Н. Ширяев. Он полностью сохранил существовавшую в нем обстановку. На доме установлена мемориальная доска с барельефами Колмогорова и Александрова.

 

 Сайт оптимизирован под разрешение экрана 1280х1024          
                                                      
Со всеми вопросами можно обращаться по электронной почте:    
gvmspb@mail.ru


Последнее  обновление  21.04.17     
Дизайн: © В. М. Губочкин